Растрата это в уголовном праве

Скачать Часть 2 pdf Библиографическое описание: Самаркин К. В этой связи невозможно не согласиться с мнением Г. Беловой о том, что участие прокуроров в судебном рассмотрении уголовных дел требует от них не только знания материального и процессуального уголовного права, но и владения методиками поддержания государственного обвинения по делам о преступлениях различных категорий и видов [6, c.

Современное российское уголовное право рассматривает присвоение и растрату как форму хищения неправомерного обращения в свою собственность имущества, не принадлежащего виновному, но вверенного ему для какой-либо цели [1]. При этом присвоение и растрата являются самостоятельными формами хищения и не являются синонимами [2]. В процессе хищения вверенного виновному имущества, растрата может осуществляться как с совершением присвоения в результате обмана мошенничества собственника имущества, так и без него. То есть растрата вверенного имущества может производиться без незаконного экономического перемещения имущества из владения собственника в собственность лица которому его доверили [2]. Растрата считается оконченным преступлением только с момента противоправного издержания вверенного имущества его израсходования, потребления или отчуждения [1]. Согласно этой статье, присвоение или растрата наказываются, в зависимости от тяжести преступления, либо штрафом от 120000 рублей либо в размере дохода виновного за период до года , либо исправительными работами сроком до 1 года, либо лишением свободы сроком до 10 лет. Отягчающими обстоятельствами по данной статье признаётся совершение преступления организованной группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба пострадавшему либо с использованием служебного положения. Растрата и кража[ править править код ] Как и кража , растрата и присвоение являются тайной формой хищения имущества.

Проблема вверенного имущества в уголовном праве

Присвоение и растрата в советском уголовном праве История уголовно-правовой охраны социалистической собственности тесно связана с историей советского государства. В связи с этим можно выделить и соответствующие этапы развития законодательства об ответственности за посягательства на собственность. Первый этап охватывает 1917-1922 гг. Это послереволюционный период, начало становления советского права. Основу для борьбы с посягательствами против социалистической собственности, в частности с хищениями, составляли декреты местных и высших органов советской власти.

Одно из первых упоминаний о присвоении и растрате встречается в Положении о революционных военных трибуналах от 20 ноября 1919 г. К общедолжностным корыстным преступлениям Положение относит присвоение и растрату, а равно выделено мной. Как мы видим, названное Положение не отождествляет присвоение и растрату с хищением, рассматривая их в качестве самостоятельных преступлений, посягающих, в частности, на военное имущество.

Этот декрет явился реакцией на достигшие огромных масштабов корыстные посягательства на социалистическую собственность в период перехода страны к новой экономической политике. Значение этого декрета состоит в том, что, во-первых, в нем дается понятие некоторых форм хищения например, незаконный отпуск товаров лицами, работающими в органах снабжения, распределения, заготовки и производства; заведомо незаконное получение товаров из государственных складов, баз, распределителей и т.

Таким образом, за счет включения в понятие хищения перечисленных выше форм преступного поведения законодателем был существенно расширен объем этого понятия хищения. Второй период 1922-1932 гг. Окончание гражданской войны и переход к мирному строительству вызвали необходимость укрепления законности, кодификации уголовного законодательства [4]. Составы хищений в уголовных кодексах помещались в разных главах. В главе об имущественных преступлениях в ст. Должностное присвоение рассматривалось как разновидность присвоения вообще.

В содержание рассматриваемых понятий уголовными кодексами вкладывался такой же смысл, что и Уложением. Однако в ходе применения, как норм Уложения, так и норм УК РСФСР, в уголовно-правовой теории и в следственно-судебной практике не было определенной четкости в понимании названных терминов, не хватало системности и логической завершенности в их определении.

Так, в ст. Оно не относится к хищениям, отличается от них, хотя также посягает на собственность. По сути, повторяются нормы Уложения 1885 г. Не идет дальше и теория советского уголовного права. Так, М. А ведь еще И. Присвоение отличается от хищения тем, что виновный на законных основаниях владеет имуществом и лишь противозаконно обращает его в свою собственность... Не могут быть относимы к похищению такие действия, которыми хотя и производятся изменения в имущественной сфере потерпевшего, но без изменения фактического владения имуществом присвоение...

В данном случае растрата выделяется законодателем в самостоятельную форму должностного посягательства на собственность, наряду с присвоением. Видимо, чувствуя некоторую нелогичность такого построения нормы, автор комментария к анализируемой статьи УК разъясняет, что должностное присвоение выражается в распоряжении виновным находящимся в его обладании имуществом как своим собственным, а именно: виновный издерживает его растрата или удерживает его присвоение в тесном смысле.

Отличала присвоение от хищения в то время и судебная практика. Растрата не признавалась самостоятельным преступлением, а выступала формой присвоения. Присвоение относилось к особому виду посягательств на собственность, наряду с хищением.

К середине двадцатых годов растраты стали самым распространенным посягательством на собственность, о чем свидетельствовало, в частности, заявление Н. Анализ уголовного законодательства и судебной практики по делам данной категории, изучение точек зрения и мнений, высказанных в теории уголовного права того времени, дает основание сделать следующий вывод.

Ни у законодателя, ни у научных и практических работников еще не сложилось четкого представления о сущности присвоения, в частности, о том, является ли оно самостоятельным преступлением хотя и посягающим на собственность, но не относящимся к хищению, а лишь поставленное в один ряд с ним , или это одна из форм хищения. Отсутствие четкого понимания этого вопроса приводило к противоречивости в суждениях правоведов. Одни считали присвоение отличным от хищения преступлением, придерживаясь взглядов дореволюционных теоретиков русского уголовного права.

Другие же относили присвоение к одной из форм хищения. Теоретические пробелы приводили к нарушениям законности в деятельности правоохранительных органов.

Влияние уголовно-правовой теории на следственно-судебную практику подтверждает следующий пример. Так, по мнению А. Пионтковского, вещь при присвоении находится во владении субъекта преступления, и этим обстоятельством присвоение отличается от похищения [12]. Челышев рекомендует квалифицировать действия виновного по ст.

Такой крен в политическом плане неизбежно привел к смещению акцента в юридических науках. Так, А. Растрата считается совершенной с момента издержания имущества или обращения его служащим в свою пользу [15]. Автор без какого-либо обоснования меняет рассматриваемые понятия местами. По его мнению, теперь уже растрата, а не присвоение как это было раньше выражается в двух формах: присвоения и издержания имущества. Некоторые криминалисты, видя, что юридические понятия искажаются в угоду политической целесообразности, пытались, хотя и слишком редко, противостоять этому.

Растраты являются одним из способов присвоения. Может быть, налицо состав интересующих нас преступлений и без растраты чужого имущества. Тем не менее, анализ юридической литературы тех лет позволяет сделать следующий вывод: преобладающим среди юристов было мнение о том, что присвоение является самостоятельным видом посягательства на собственность. Оно рассматривалось наравне с хищением, а не в качестве его формы.

Однако уже в те годы некоторые практические работники определяли растрату как расхищение государственного имущества. Это был первый общесоюзный закон, предусматривающий ответственность за посягательства на социалистическую собственность.

Он состоял из введения и трех частей по три пункта в каждой. Он предусматривал уголовную ответственность за наиболее тяжкие посягательства на собственность и действовал в качестве самостоятельного уголовного закона общесоюзного значения наряду с уголовными кодексами. В частях 1 и 2 закон предусматривал ответственность за хищение государственного имущества и приравниваемых к нему по своему значению грузов на железнодорожном и водном транспорте и имущества колхозов и кооперативов.

Возможно это и так. Но интересным представляется путь эволюции понятий присвоения и растраты в теории уголовного права и в следственно-судебной практике, то есть в процессе правоприменительной деятельности. С целью точного и единообразного применения Закона от 7. Как мы видим, хищения и растраты опять рассматриваются как однопорядковые понятия.

Такое соединительное сочетание слов можно найти и в других постановлениях, приказах, инструкциях, положениях того времени. Если следовать логике, то растрата в приведенных случаях не признается законодателем в качестве формы хищения его разновидностью , а рассматривается наравне с хищением. Такое соотношение понятий хищения и растраты наблюдалось не только в текстах нормативных правовых актов, но и в юридической литературе.

Вышинского дается такой комментарий к Закону от 7. Закон должен применяться... Далее, давая характеристику имущественных преступлений, автор к похищениям имущества относит кражу, грабеж и разбой. А вымогательство, мошенничество, ростовщичество, присвоение, скупку краденого и покупку заведомо похищенного огнестрельного оружия, - к имущественным преступлениям, направленным, как и хищения, на приобретение чужого имущества [21].

В приведенной работе хищение и растрата не только рассматриваются в качестве самостоятельных преступлений, но даже противопоставляются друг другу. Однако анализ правоприменительной деятельности следственно-судебных органов того времени, трактовки законов в некоторых источниках уголовно-правовой теории показывает, что объем понятия хищения все более и более увеличивался, и, в конце концов, хищение стало включать в себя и присвоение, и растрату. Объяснить же текстовый недостаток законодательных норм, ошибочность рассуждений некоторых криминалистов можно, на наш взгляд, тем, что: во-первых, оставалось сильным влияние традиционного взгляда русского уголовного права на присвоение как самостоятельное преступление; во-вторых, имелась большая распространенность растрат, и в политических целях необходимо было акцентировать внимание на этом явлении; и, наконец, в-третьих, ни законодателем, ни уголовно-правовой наукой не было разработано общее понятие хищения, в котором бы нашли отражение как общие, так и специфические признаки всех форм хищения.

Четвертый период 1947-1958 гг. Он, по сути, заменил собой нормы УК и стал тем законодательным актом, на основе которого привлекали к уголовной ответственности за хищение. Такая конструкция понятия хищения значительно облегчала борьбу с расхитителями народного добра [22]. В то же время, этот закон сделал еще один шаг к отказу от необходимости и целесообразности признания различных форм хищения, что приводило к серьезным нарушениям законности.

Рассматриваемый закон однозначно признавал присвоение и растрату разновидностями формами хищения, причем формами самостоятельными. Однако такое признание дало повод некоторым ученым-юристам отнести к хищениям и квалифицировать по Указу присвоение найденного социалистического имущества. И такое понимание вытекало из буквального толкования Указа, который называл присвоение одной из форм хищения, хотя по действовавшему в то время УК 1926 г. Указом 1947 года все эти разновидности присвоения должны были признаваться хищением.

Такой подход законодателя был поддержан отдельными криминалистами. Так, Б. Судебная практика также полностью руководствовалась положениями Указа. Рассматриваемый период заканчивается принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 25 декабря 1958 г.

Эти нормативные акты завершили начатый Законом 1932 г. Подводя итог вышесказанному, можно сделать некоторые выводы относительно исследуемой проблемы. Советское уголовное законодательство вплоть до 1947 г. Законодательные акты до названного Указа позволяли вследствие их неопределенности, нечеткости и неоднозначности решать данный вопрос как в пользу признания присвоения и растраты формами хищения, так и против этого. Подавляющее большинство ученых-юристов того периода при комментировании норм УК 1922-1926 гг.

Указ 1947 г. Он и не требовал установления конкретной формы хищения, чем был прост в ходе его применения, однако порождал и расширительное толкование, произвол правоохранительных органов и беззаконие. Право отнесения того или иного деяния, причинявшего имущественный ущерб государству или общественной организации, к хищению оставалось за органами следствия и суда.

С одной стороны, такая непоследовательность, нестабильность и противоречивость уголовного законодательства, правоприменительной деятельности наложили отпечаток и на уголовно-правовую науку того времени. А с другой стороны, результаты практики и нормотворчества явились следствием отсутствия четкого, научно обоснованного определения общего понятия хищения и его признаков. Решению этого вопроса и были посвящены научные работы, теоретические исследования и практические обобщения последних десятилетий, начиная с 50-х годов [26].

Основные споры в юридической литературе существовали по поводу понятия, определяющего объективную сторону действие хищения. Предлагалось множество различных терминов. Конец спорам положил Федеральный закон от 1. Исходя из такого понятия хищения, мы и будем рассматривать такие его конкретные формы как присвоение и растрата.

Преступления против социалистического имущества.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Растрата и присвоение. Квалифицирующие признаки. Слово юристу. Выпуск 67

Присвое́ние — преступление против собственности, самостоятельная форма хищения, При этом присвоение и растрата являются самостоятельными формами хищения и не являются синонимами. В процессе Вопреки широко распространенному мнению, присвоение - это не просто "удержание". ГЛАВА I. Понятие присвоения и растраты в уголовном праве России 14 просто об ущербе, как это сказано в законодательном определении хищения.

Совершенствование диспозиций уголовно-правовых норм обответственности за присвоение и растрату Введение к работе Актуальность темы исследования. В условиях движения России к построению гражданского общества, формирования современной рыночной экономики всё более острой проблемой становится уголовно-правовая охрана различных форм собственности от преступных деяний. Среди преступных посягательств на собственность доминирующее положение продолжают занимать хищения, составляющие более половины ежегодно регистрируемой преступности. Сложным для квалификации, неоднозначным в понимании учёными и практиками формами хищения остаются присвоение и растрата. Количество преступлений рассматриваемого вида с развитием экономического оборота постоянно возрастает, кроме того, совершенствуются приёмы совершения этих форм хищения. Научная разработанность проблемы. Вопросы уголовно правовой борьбы с присвоением и растратой имеют довольно высокую степень научной разработанности. Они освещались в трудах Н. Белогриц-Котляревского, О. Белокурова, А. Бойцова, В. Верина, В. Владимирова, Б. Волженкина, Л.

Предметом присвоения или расстраты может быть как государственное, так и находящееся в частной собственности, кооперативное или иное имущество.

Определение деяния[ править править код ] Современное российское уголовное право рассматривает сущность присвоения как экономическое перемещение имущества из владения собственника, теряющего над ним в силу этого свою власть, в незаконное физическое обладание виновным, которому оно было вверено самим собственником. Виновный получает фактическую возможность распоряжаться этим имуществом и пользоваться им по своему усмотрению. При этом присвоение и растрата являются самостоятельными формами хищения и не являются синонимами [1]. В процессе хищения вверенного виновному имущества, растрата может осуществляться как с совершением присвоения в результате обмана мошенничества собственника имущества, так и без него.

Присвоение и растрата в уголовном праве

Присвоение или растрата , то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, - наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок. Федерального закона от 07. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, - наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере , - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового. Федеральных законов от 27. Деяния, предусмотренные частями первой , второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере , - наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Вы точно человек?

Скачать Часть 2 pdf Библиографическое описание: Килепо С. На практике зачастую возникают проблемы, что же понимать под вверенным имуществом? Бойцов считает вверенным имущество, если лицо является: 1 фактическим обладателем 2 на определенном правовом основании 3 осуществляет в отношении имущества определенные правомочия по распоряжению, пользованию, управлению, доставке, хранению. Сходной позиции придерживается Конституционный Суд РФ, изложенной в Определении от 23 декабря 2014 года N 2829-О Проведя обобщение уголовных дел судов первой и вторых инстанций за период 2015—2017 г. Несмотря на неоднократное толкования ст. Верховным Судом РФ суды допускают ряд неточностей и ошибок при применении данной нормы. Стоит признать, что согласно действующей цивилистической концепцией основанием гражданско-правовых отношений являются юридические факты. Основаниями гражданских прав и обязанностей посвящена ст. Однако по смыслу ст.

Статья 160 УК РФ. Присвоение или растрата Новая редакция Ст.

Присвоение и растрата в советском уголовном праве История уголовно-правовой охраны социалистической собственности тесно связана с историей советского государства. В связи с этим можно выделить и соответствующие этапы развития законодательства об ответственности за посягательства на собственность. Первый этап охватывает 1917-1922 гг.

Присвоение

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: #3. ПРИСВОЕНИЕ ИЛИ РАСТРАТА ВВЕРЕННОГО ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА / ст. 189 УК РК
Похожие публикации